February 1st, 2017

Гай Юлий Цезарь. Законы лидерства.

Из чего сделаны герои?



Кто способен разглядеть новые цели и заставить людскую махину, будь то корпорация, войско или целая страна, двигаться в нужном направлении — быстрее, чем конкуренты или враги? Вопрос о том, откуда берутся лидеры, не дает покоя нынешним строителям систем организационного управления, но этот же — или похожие — вопросы веками задавали себе писатели, философы и историки. Некоторые архетипы лидерства просуществовали много веков: гомеровская «Илиада» раскрыла четыре необходимых, по мнению древних греков, качества: справедливость (Агамемнон), мудрость (Нестор), хитрость (Одиссей), доблесть (Ахилл).

На протяжении столетий списки лидерских черт менялись и множились. Макс Вебер, например, считал, что вождю необходимы три качества: страстная преданность делу, чувство ответственности и «глазомер», то есть способность, глядя на вещи и на людей с определенной дистанции, предсказать их действия и оценить последствия своих и чужих решений.

В своей речи «Политика как призвание и профессия» Вебер говорил, что «возможного нельзя было бы достичь, если бы в мире снова и снова не тянулись к невозможному. Кто на это способен, должен быть вождем, мало того, он должен быть — в самом простом смысле слова — героем».

Анализ архетипичного героя: от античного персонажа до Стива Джобса — не новый метод в воспитании лидера. Американский историк, автор многочисленных книг Алан Аксельрод, придумал занятный жанр, лежащий на стыке истории и психологии. Это бизнес-коучинг, в котором в качестве кейсов приводятся факты из жизни великих людей. В одной из книг Аксельрод выбрал образцом для подражания «славнейшего из римлян».

Гай Юлий Цезарь — от имени которого происходят и русское слово царь, и немецкое кайзер — был не только правителем и полководцем, но и оратором и литератором, а кроме того, политиком, прекрасно понимающим, как устроены деньги, что на них можно купить, а чего — ни при каких условиях нельзя.

Книга «Гай Юлий Цезарь» не последовательная биография, а «нарезка» из ее фрагментов. Каждый эпизод являет определенный ход мысли и способ действий героя. Аксельрод выделяет шесть главных его умений: «провидение и стратегия», «решение и действие», «переговоры и убеждение», «тактика и техника», «коммуникация и мотивация» и «предложенные преимущества». Сами уроки предельно конкретные: «ищи обходные пути», «отказывайся от роли жертвы» и т. д., и каждый из них проиллюстрирован биографическим эпизодом и заканчивается моралью.

Знаменитая фраза «Жребий брошен» отнесена к главе «Побеждай сомнения». За фразой следует подробный рассказ о переходе через Рубикон, фактически означавшем объявление войны Риму. Вывод таков: кровопролитие произошло бы в любом случае, потому что, не напади Цезарь на Помпея, Помпей напал бы на Цезаря и уничтожил бы его. Бездействие, хоть с виду и разумное, на самом деле было бы глубоко ошибочным. «Решение — развязать войну при очевидном отсутствии превосходства сил — не давало даже иллюзии безопасности. Но рискнуть стоило, несмотря ни на что. Это был единственный верный курс, единственное спасение и надежда на выигрыш».

Алан Аксельрод. «Гай Юлий Цезарь. Законы лидерства», ЭКСМО, 2014.

В уроке «Делай ставки и инвестируй» Аксельрод рассматривает астрономические траты Цезаря на посту римского эдила (это ближе всего к должности современного мэра). Чтобы расположить к себе народ, он устраивал бесчисленные праздники и увеселения, на которые занимал деньги из казны. Плутарх сообщал, что еще до официального вступления в должность долги Цезаря составляли 31 млн сестерциев. При этом римский всадник, чтобы получить должность эдила, должен был обладать состоянием в 400 тыс. сестерциев. Из этого кейса следующий вывод: «С начала своей политической карьеры Цезарь готов был рисковать. Он занимал деньги в настоящем, чтобы обеспечить себе будущее».

Десятки теорий предлагают самые разные объяснения феномена лидерства. Теория среды, например, предполагает, что лидер вызревает только под влиянием окружения, когда группа, объединенная интересами, выдвигает своего «полномочного представителя»; ситуационная теория постулирует, что если обстоятельства требуют определенного характера, то человек, обладающий им, выдвигается на первую роль; мотивационная версия ставит эффективность лидера в зависимость от его умения вдохновить своих последователей на достижение цели.

Однако хронологически самой ранней — и самой стойкой — была так называемая героическая теория, которая считала, что вождями не становятся, а рождаются, причем человеческая история — не что иное, как сумма их деяний. Английский антрополог XIX — XX веков Фрэнсис Гальтон, автор труда «Исследование человеческих способностей и их развития», считал, что героические качества передаются по наследству, их можно выделить и описать. Отсюда — новые многочисленные попытки сформировать набор личностных качеств лидера. В рамках такого описательного и уже несколько устаревшего подхода находятся и работы Алана Аксельрода. В одном интервью он объяснял известный эпизод биографии Джорджа Вашингтона: попав со своим проводником в лесную засаду, Вашингтон сохранил хладнокровие, когда по ним открыли стрельбу с расстояния в 15 футов. «Этим свойством он обязан тому мощному и таинственному явлению, которое именуют характером», — ответил Аксельрод.

Собственно, эта несколько архаическая вера в характер и делает книги Аксельрода интересным чтением. «Юлий Цезарь» хорошо написан (и, что немаловажно, грамотно переведен), а главное, в нем есть та гуманитарная составляющая, которая показывает, что все-таки главное для руководителя — при всех его тактических хитростях, расчетливости и подчас жестокости — это благородство.

В финале своего «лидер-коучинга» Аксельрод цитирует Макиавелли: «Юлий Цезарь, Александр Македонский и подобные им великие люди и благородные рыцари лично вставали во главе армий, маршировали в одном строю с солдатами и всегда сами несли свое оружие. Если бы кто-то из них лишился власти, он лишился бы вместе с ней своей жизни. И умер бы с тем же благородством, что и жил».

По материалам HBR.